Иванов Павел

Ассоциация – это решение вопросов бизнеса: во всех регионах присутствия Ассоциации у нашей компании теперь есть проверенные и надёжные партнеры, доверяешь которым на все 100%. Плюс к тому, это и дополнительный источник заказов для нашей компании.

Павел Иванов, Исследовательская компания «Максима», Чебоксары

Обзор рынка труда в исследовательской индустрии: тенденции и перспективы, а также нюансы взаимоотношений исследователей и клиентов в интервью с Татьяной Павловой, ведущим аналитиком службы исследований HeadHunter.

alt

HeadHunter запустил собственную общедоступную систему онлайн-мониторинга рынка труда, которая позволяет отслеживать основные показатели рынка, включая динамику вакансий, резюме, их структуру и соотношение. Какие новые технологии вы осваиваете при проведении исследований?

В базе HeadHunter содержится огромное количество обновляемых в реальном времени данных, Big Data, о которых так много говорит сейчас исследовательский рынок, и на которых строится машинное обучение. Мы, в свою очередь, создавая «Индекс HeadHunter», стремились научиться показывать их в удобном и интересном формате. Было непросто найти минимально необходимое количество данных и доступную форму, интересную простому пользователи и профессионалу-аналитику. И, конечно, эта работа еще далеко не закончена, и у нас много планов.

У вас есть данные статистики о состоянии российского рынка труда в сфере «Маркетинг и PR»? В целом динамика спроса на специалистов в данной сфере соответствует общему тренду российского кадрового рынка?

Да, динамика схожа с данными по рынку в целом. В прошлом году рынок труда в этой сфере падал вслед за общей тенденцией, но при этом в сфере маркетинга конкуренция гораздо ниже.

А какие изменения произошли в исследовательской отрасли за последнее время?

В агентствах за последние, наверное, лет пять практически ничего не изменилось с точки зрения процессов, хотя и появляются новые методологии: social media listening или UX-исследования. Сам подход к реализации таких исследований остается прежним. А вот в исследовательских подразделениях инхаус происходят серьезные изменения. Все сильнее растет спрос на специалистов, умеющих не только работать с подрядчиками, но и гибко подходящих к разработке собственных методологических решений, работающих именно для данной компании, способных самостоятельно запускать проекты и работать с имеющимися поведенческими данными о потребителях. Исследователи внутри компаний, которые работают с подрядчиками по тендеру, используя стандартные «принятые на рынке» десятилетия назад методологии, сейчас встречаются реже.

Какие компетенции востребованы, какие требования предъявляются к специалистам?

Многие компании раньше обращались в маркетинговые или консалтинговые агентства, но глубоко вникнуть в бизнес заказчика им сейчас все сложнее, потому что меняется бизнес сейчас очень быстро. Поэтому в крупных компаниях все чаще требуется маркетолог-аналитик, который разбирается в методологии, может работать с данными, знает, как их обрабатывать, умеет прогнозировать, может провести глубинную внутреннюю аналитику с точки зрения бизнеса, А/В тесты и многое другое. В общем, это универсальные специалисты с хорошим исследовательским багажом и хорошими знаниями информационных технологий.

alt

Вы имеете опыт работы и на стороне исследователей, и на стороне клиента. Помогает ли Ваш опыт работы в сфере исследований? Поделитесь, какие нюансы заметили "с другой стороны", от каких заблуждений отказались?

На личном опыте я убедилась, что наиболее продуктивен человек, который поработал внутри компании, а потом перешел в агентство, хотя обычно бывает наоборот. В агентстве большой поток исследований, они очень разные и не позволяют вникнуть в бизнес заказчика. Не всегда можно понять, какие вопросы стоит задавать клиенту о его продукте и рыночном окружении. Подрядчики что-то не понимают, а для клиента, например, это само собой разумеющееся. А от этого очень сильно зависит методология. В итоге исследования не всегда отвечают запросам, клиенты вынуждены дорабатывать отчет, остаются недовольны.

Я никогда не прошу агентства презентовать результаты исследований. Мне не нужен красивый рассказ, чтобы оценить результаты работы агентства, ведь я вижу, что мы получили, и как это привязано к бизнес-задачам. Находясь внутри компании, я самостоятельно готовлю внутреннюю презентацию, затачивая ее под бизнес-заказчиков.

HeadHunter проводит исследования в основном для себя, но не редко мы выступаем и подрядчиком, проводя исследования для клиентов, например, в области HR-бренда. На мой взгляд, уникальное сочетание опыта заказчика и подрядчика помогает нам лучше понимать клиентов и точнее строить отношения с агентствами.

Можно ли считать главной причиной неудовлетворительного результата, полученного от совместной работы, коммуникационные несостыковки между заказчиком и агентством?

Исполнителю бывает сложно понять бизнес-задачу клиента, особенно если он сам ее не может предельно четко структурировать и донести. Люди в агентствах часто бывают демотивированы из-за этого. Поэтому мы, как правило, стараемся донести до подрядчика результат, какое влияние оказало исследование на наши бизнес-решения. Наверное, я бы рекомендовала этот опыт перенять всем заказчикам, а агентствам не стеснятся запрашивать эту информацию.