Экспертное мнение

Социология в нашей стране по-прежнему остается “недоиспользованным национальным ресурсом”»

«В Украине нет проблемы государственного регулирования или вмешательства в исследовательскую индустрию. В Украине есть другая проблема: отсутствие государственного интереса (запроса) на проведение социологических исследований для понимания потребностей населения и общественных изменений. Социология в нашей стране по-прежнему остается “недоиспользованным национальным ресурсом”». Интервью с Еленой Князевой, руководителем социологического информационно-исследовательского центра "Пульс" (Украина).

Елена, расскажите о Вашей компании, как она создавалась. На чем специализируетесь, как давно Вы ей руководите, как развиваетесь?

Социологический информационно-исследовательский центр “Пульс” основан как независимая научно-исследовательская организация 7 декабря 1990 года в г. Одессе. Центр был создан на базе социологической лаборатории Одесского государственного университета им. И. И. Мечникова, в которой с 1969 года проводились эмпирические исследования под научным руководством профессора Ирины Марковны Поповой. Это был творческий коллектив, способный решать серьезные научные задачи. Но обстоятельства сложились, так, что в начале 90-х распадались многие научные коллективы. Не миновала эта участь и нашу социологическую лабораторию: несколько сотрудников уехало из Одессы и до сих пор трудятся в Москве, Хайфе, разных городах США. По инициативе А.В. Варламова (1936-2017) был создан независимый социологический центр, который долгие годы успешно продолжал традиции, заложенные научным коллективом социологической лаборатории Одесского университета. Это был самый первый в Одессе и один из первых в Украине социологических центров. Ирина Марковна приучила нас к соблюдению в работе высоких стандартов, она была не только человеком высокой нравственности, но и талантливой и проницательной исследовательницей, профессионалом мирового уровня, одним из “основоположников” украинской социологии. С начала 90-х годов, когда опросы в нашей стране стали проводиться регулярно, научно-исследовательский коллектив “Пульса” начал активно изучать общественное мнение, социальное самочувствие, межнациональные отношения, культурно-языковую ситуацию и многие другие феномены массового сознания и поведения населения Одессы и Одесской области. В то время на социологию возлагались большие надежды…

О центре я могу рассказывать много и долго поскольку его создание и развитие происходило у меня на глазах. Были периоды, когда исследования были востребованы, заказов было много, но были и такие времена, когда коллектив простаивал без работы. Я возглавляю центр “Пульс” с 2015 года. За это время мы провели несколько репрезентативных маркетинговых и социологических исследований, в 2017 году весь коллектив “Пульса” принимал активное участие в подготовке и проведении инициативного исследования, которому нет аналогов в Украине - “Открытое мнение - Одессы”. Сейчас под руководством исполнительного директора “Пульса” Кунявского М.Б. продолжаются исследования качества жизни и субъективного благополучия. В этом году по заказу одесских властей успешно был реализован проект, посвященный исследованию качества административных услуг, предоставляемых Центром административных услуг Одесского городского совета.

Нравится ли Вам Ваша деятельность? В чем радость, в чем огорчения?

Разумеется, нравится. Если бы не нравилась, я бы ей не занималась))) По образованию я историк, но интерес к социологии проявился на втором курсе университета, когда я пришла в социологическую лабораторию для участия в массовом опросе общественного мнения в качестве интервьюера. Меня захватила атмосфера лаборатории, замечательные люди, которые в ней работали на высоком уровне. Я прошла здесь все ступени профессиональной карьеры. Любая работа от сбора информации в качестве интервьюера до написания аналитических отчетов захватывала и всегда приносила удовлетворение. Я благодарна судьбе, что мой первый опыт социологической работы связан с социологической лабораторией И.М.Поповой. Это, несомненно, сказалось на всей моей последующей деятельности. Огорчает, на самом деле многое. Это и попытки манипулирования социологическими данными, как со стороны СМИ, так и политиков, дефицит грамотных социологов и социологически грамотных журналистов; недобросовестная конкуренция со стороны так называемых “черных социологов”; отсутствие “социального заказа” на исследование конкретных проблем, дефицит заинтересованных структур, которые могли бы финансировать серьезные фундаментальные социологические исследования на региональном уровне и т.п.

Нередко клиенты ощущают разрыв между своими потребностями в отношении исследований и предложениями агентств. Чего хотят ваши заказчики от работы агентства? 

Чаще всего клиенты хотят, чтобы исследователи разделяли их взгляд на мир и становились их проводниками в решении различных задач. При этом, часто приходится сталкиваться с предрассудком, который довольно распространен в исследовательской практике. Обычно, когда заказчики знакомятся с информацией, полученной в процессе социологического исследования, они говорят: “Мы это все знали, и не надо было проводить специального исследования”. И примеров такого рода можно привести немало. Представления таких “знающих” людей грешат наивностью и субъективностью. А если еще и данные социологов расходятся с представлениями такого заказчика, то тем хуже для социологии! В середины 90-х годов мы одновременно с массовым опросом опрашивали и экспертов о том, что, по их мнению, думает население по тем или иным вопросам. Причем вопросы были идентичными, что для населения, что для экспертов. В преобладающем большинстве случаев  данные «экспертов»  расходились с тем, что думают люди. Слишком далеки они были от народа…

К великому сожалению, многие наши политики, управленцы, бизнесмены воспринимают окружающий мир предельно просто: им кажется, что только то, что бросается в глаза, то реально и существует. Но еще Гераклит говорил, что глаза и уши плохие свидетели, если они не понимают язык души. К сожалению, не все клиенты понимают, что наука социология - это своеобразное зеркало, куда смотрятся, чтобы понять что-то в окружающем мире. Но не всем это нравится, кому-то лучше жить в неведении и с фантазиями... Им бы следовало пройти какой-нибудь ликбез, узнать, что и как делают социологи, и в чем мы (социологи) можем ошибаться.

Какие новые методы и технологии развиваются на вашем рынке?

Учитывая, что мы достаточно  встроены в мировые тенденции, то эти “новые” методы и технологии являются общими для всех. Это, прежде всего, внедрение интернет - технологий. НО эти технологии требуют серьезных инвестиций и квалифицированных специалистов. Это не под силу “периферийным центрам”. Поэтому мы в основном работаем по-старинке. Наша «фишка» - это качество, честность, ответственность, соблюдение высоких профессиональных стандартов. Хоть и звучит сегодня это наивно…

На каких исследованиях Вы специализируетесь? Какие новые методы и технологии осваиваете?

Уже больше 28 лет мы проводим масштабные репрезентативные исследования общественного мнения на Юге Украины по актуальным социальным, социально-политическим, социально-экономическим, этнолингвистическим проблемам, а также о религиозной ситуации в регионе. Начиная с начала 90-х годов, регулярно осуществляем социологическое сопровождение избирательных кампаний всех уровней (от президентских до местных выборов), в том числе опросы типа Exit-poll. За эти годы нами апробированы различные прогнозные методики для электоральных исследований, которые основываются на методологически выверенных подходах и инструментарии.

В чем специфика исследовательской индустрии в вашей стране? Какие есть национальные особенности? Как это влияет на вашу работу?

Я не могу сказать, что я низко оцениваю уровень современной социологии в Украине. Нет, в последнее время в Украине появилось много профессиональных социологических центров, которые работают на высоком профессиональном уровне и проводят много полезных и интересных исследований с использованием новых технологий. Украинская социология прошла довольно долгий и сложный путь развития, формируя свою идентичность, методологическую культуру, профессиональную этику, исследовательские программы и т.п. Большое значение в развитии исследовательской индустрии в Украине сыграло сотрудничество с иностранными коллегами. Это и участие в международных сравнительных исследованиях, международных конференциях, членство в международных профессиональных организациях, публикация научных статей в международных изданиях и т.п. Все это означает, что наша исследовательская индустрия отвечает мировым стандартам. Но при этом, справедливости ради, надо отметить, что все еще острой остается проблема репутации социологов в обществе. Перед каждыми выборами разгоняется тема недоверия опросам общественного мнения и фейковой социологии, а социологов называют пешками украинских политиков. Подобная риторика конечно же негативно отражается на профессиональных компаниях, честно и добросовестно выполняющих свою работу, так как это приводит к нивеляции ценности социологических данных и снижает спрос на социологическую информацию. Но есть и объективные проблемы. Первая - это отсутствие в Украине переписи населения. Выборка у нас по-прежнему делается на основе данных переписи, которая происходила 18 лет назад. То есть полное отсутствие надежной информации о генеральной совокупности. В такой ситуации принципиально невозможно обеспечить ее репрезентативность. Вторая проблема, которую бы я выделила, это взаимоотношения между столичными и “периферийными” региональными центрами. Зачастую они строятся по принципу “не рыцаря, а лошади”. Несмотря на то, что многие “периферийные” группы работают весьма успешно и на достаточно высоком уровне, наш опыт не востребован, а основные заказы оседают в столице.

Какие исследования занимают основную долю рынка? Маркетинговые или политические? Почему?

Я не занималась подробным изучением рынка исследовательских услуг в Украине, да и не уверена, что такие исследования вообще существуют. В целом, могу сказать, что, спрос на политические (электоральные) исследования возрастает в период выборов и напоминает возрастание интереса к индюшке в День благодарения. Причем отмечается интересная тенденция: сначала, в период избирательной кампании политики и журналисты ругают социологов и обвиняют их в продажности, а потом в день выборов обсуждают данные экзит-поллов так, будто это уже официальные результаты. В межсезонье, думаю, что доминируют маркетинговые исследования. Мы же стараемся проводить исследования на социальную тематику, руководствуясь не сиюминутными запросами “на злобу дня”, сформулированными конкретными частными заказчиками, а в интересах территориальной общины города.

Есть ли государственное регулирование в индустрии, насколько мешают/вмешиваются в процесс, и вмешиваются ли?

Скажу так. На региональном уровне мы этого не ощущаем. Исключение, наверное, составляет случай, когда в 2008 году под руководством И.М.Поповой мы проводили исследование детской беспризорности, и, после доклада о первых результатах, нам запретили продолжать исследование, аргументируя это тем, что это “государственные дети”. Мне кажется, что “государственное регулирование/вмешательство” больше может ощущать столичная социология, которая в большей степени подвержена давлению “сверху” и чувствительна к различным колебаниям “линии партии”. Как свидетельствует опыт, многое зависит от самих социологов, их готовности извлекать из этого личную, сугубо прагматическую пользу. На периферии запросы меньше. Хотя, конечно, сейчас учитывая, непростую социально-политическую ситуацию в Украине, мы ограничены в выборе темы, инструментария и объекта исследования. Поэтому я бы даже сказала по другому. В Украине нет проблемы государственного регулирования или вмешательства в исследовательскую индустрию. В Украине есть другая проблема: отсутствие государственного интереса (запроса) на проведение социологических исследований для понимания потребностей населения и общественных изменений. Социология в нашей стране по-прежнему остается “недоиспользованным национальным ресурсом”. Сегодня практически невозможно назвать крупное управленческое решение, затрагивающее интересы разных слоев и групп, к подготовке которого привлекались бы социологи.

Какие исследования Вы проводили в полиэтнических регионах Украины?

Одесса всегда была и остается городом с исторически сложившимся полиэтническим социумом и является домом не только для представителей так называемой “титульной нации”, но и для каждого представителя других этносов. Каждый, кто рожден на одесской земле - это ее житель. Это необходимо помнить каждому одесситу, политикам, властям, а особенно исследователям, которые изучают проблемы межнациональных отношений в южном регионе Украины. Изучение межнациональных отношений социологическими методами началось в Одессе в конце 1980-х - начале 1990-х годов. В эти годы сотрудниками социологического центра “Пульс” были проведены десятки опросов, в результате которых были получены репрезентативные данные, характеризующие различные аспекты межнациональных отношений нашего региона. По материалам этих опросов в 2017 году мною  совместно с М.Б.Кунявским была опубликована статья “Межнациональные отношения и культурная ситуация в Одессе за годы независимости” в сборнике “Этнология Одессы”.

Как проводите исследования в зонах повышенной социальной напряженности? С какими трудностями сталкиваетесь в зоне конфликтов?

Вот уже пять лет Украина находится в состоянии открытого вооруженного противостояния. Украинское общество переживает глубокую социальную травму, последствия которой ужасающие и трагические. В современной Украине имеют место особого вида ситуации, в которые социолог, с одной стороны, не может не вмешаться, с другой стороны, эти ситуации создают определенные сложности и ограничения для исследования, а также риски для исследователя и людей. Тем не менее, тяжелые и очевидные последствия войны, которые, в первую очередь, проявляются в обострении всей системы межличностных отношений, до сих пор недостаточно изучены и недооценены. Украинский социум находится в постоянном мобилизационном режиме. Представители социальных групп активно включены в различные рода «военные» практики. Сказывается также длительное и массированное погружение общества в новостийное пространство, перенасыщенное военизированной тематикой и т.п. 

Политический конфликт, вспыхнувший в Украине в конце ноября 2013 года, а затем переросший в военный конфликт на Юго-Востоке, заставили социологов работать по-новому. Меняются методы анализа вооруженных конфликтов, меняются и методы их изучения. Отдельно следует указать и на ряд принципиальных трудностей методологического и организационного порядка, возникающих в социологической профессиональной среде в связи с продолжающимся вооруженным противостоянием. Главная проблема – это проблема безопасности: риски для интервьюеров и респондентов. При проведении опросов в зоне социальной напряженности и конфликтов, необходимо учитывать, что люди (жители) находятся в состоянии травматического шока. Это требует от интервьюеров совершенно другого поведения в процессе опроса.  Вторая важная проблема - это проблема получения валидной информации. Особо остро перед исследователями стоит проблема построения общенациональной выборки, о которой я уже упоминала.  На самом деле, мы сегодня не понимаем, как изменилась структура украинского населения после начала военных действий. Важным последствием военного конфликта является миграция. Актуализируется вопрос: что делать с масштабами миграции? Официальные данные не подходят. Непонятно какая методика используется.  Значительная часть переселенцев не учитываются официальной статистикой.  Третья проблема - проблема контроля качества полевых работ. Некоторые компании работают, что называется исключительно «на доверии». Телефонный контроль в зоне конфликта не эффективен. Использовать независимых контролеров – опасно. Единственный критерий качества - повторяемость результатов. Если результаты и имеют смещения – значит эти смещения систематические. Значит – аналитики могут с ними бороться.

Открытым остается вопрос методологии социологических исследований в нестабильных условиях, в условиях высокой поляризации общества, возрастания категоричности, безапиляционности в трактовке событий, повышенной конфликтогенности общественных отношений. Работа социолога в таких экстремальных условиях предполагает умение видеть сложные процессы, происходящие во взаимодействии со специфичным проблемным (страдающим) объектом. Респондентов, а, тем более, участников вооруженных конфликтов уже нельзя рассматривать только как носителей информации. Социологам невольно приходится заниматься социальной терапией и   брать на себя ответственность за формирование подобного рода социальных отношений.

Сотрудничаете ли Вы с российскими компаниями? Как складываются отношения с партнерами из России? В каких областях видите точки пересечения с российскими коллегами? Как построить взаимовыгодное сотрудничество?

Несмотря на некоторые объективные трудности, которые возникли между нашими странами, мы не потеряли связи со своими российскими коллегами. Мы сохранили не только научные связи, но и поддерживаем дружеские отношения. В наибольшей степени мы контактируем с ведущим научным сотрудником Института социологии РАН Г.П.Бессокирной, которая до переезда в Москву по семейным обстоятельствам, работала в “Пульсе”. Постоянно консультируемся по разным вопросам. Если есть возможность, принимаем участие в международных конференциях, которые проводятся в РФ. Я придерживаюсь той точки зрения, что несмотря на политическую конъюнктуру, украинские и российские социологи должны сохранить контакты, возобновить совместные исследовательские проекты и стажировки, продолжать сотрудничество. Ибо, как утверждал классик: “Социальная наука не знает границ. Она развивается как общий фонд знания, вклад в который вносят все национальные, континентальные, региональные и даже локальные социологии, и вклад этот более чем приветствуется”[i].

Как изменилась индустрия в вашей стране за последние 10 лет, 5 лет, год?

Если честно от слова “индустрия” меня немного коробит. Поясню. В Украине несколько другая ситуация на рынке по сравнению с Россией и европейскими странами. Рынок исследовательских услуг в Украине не настолько широк и разнообразен. Есть несколько десятков фирм, специализирующихся на проведении опросов общественного мнения - поллстеров. При этом отрасль изучения общественного мнения ориентирована в большей степени на внутренний рынок и проведение количественных исследований. Что изменилось? Отрасль не настолько динамично развивается, чтобы можно было фиксировать серьезные изменения и сдвиги. Наверное, стоит отметить, что, несмотря на всяческие попытки политиков подорвать доверие к социологическим опросам в период президентской кампании 2019 года, данные разных экзит-поллов совпали и в первом и во втором туре. Это была своеобразная победа социологов. Что касается последних пяти лет, то известно, что уже пять лет идет война на Донбассе, Украина потеряла часть своих территорий. Начиная, с 2014 украинские социологи перестали проводить исследования в Крыму и в зоне военного конфликта.

Что ждет отрасль в вашей стране через год, 5 лет, 10 лет?

Должны произойти существенные изменения в отрасли в связи с ростом интернет-опросов, возвращение консалтинговых услуг в исследовательские компании, и, соответственно, индивидуальный подход при решении задач клиента, повышение спроса на высокий профессионализм исследователей, открытость и прозрачность исследовательских процедур, снижение уровня достижимости респондентов.

 

[i] (Штомпка П. Десять тезисов о статусе социологии в неравном мире // Социологические исследования, 2013, № 9, с.132-134)

 

© 2019 Ассоциация исследовательских компаний «Группа 7/89». Все права защищены.

Поиск