Экспертное мнение

''Черный демпинг'' в последний годы очень сильно обострился, отрасли не дает жить абсолютно

«''Черный демпинг'' в последний годы очень сильно обострился, отрасли не дает жить абсолютно. И последние законодательные изменения ситуацию с демпингом в нашей отрасли усугубили». Интервью с Кириллом Родиным, директором по работе с органами государственной власти ВЦИОМ.

Кирилл, расскажите, пожалуйста, в чем специфика работы по тендерам? С какими проблемами Вы сталкиваетесь?

В этом году отмечается 10 лет, как ввели электронные закупки. Все это время мы и работаем с государственными и коммерческими тендерами. Проблем на самом деле много. Например, есть такая форма проведения тендеров, как аукцион. С аукционами мы не работаем. Потому что нереально обеспечить качественное проведение работ, когда ключевым параметром закупки услуги является цена. Мы в своей работе придерживаемся принципов добросовестного исполнения контракта и дорожим своей репутацией, мы не можем себе позволить то, что позволяют себе «фирмы-однодневки». Со слов заказчиков и по результатам тех судебных исков, которые подобным фирмам вменяют, порой не то, что недобросовестно выполнены работы, результаты просто рисуют на коленке. Это такая общеотраслевая проблема, ничего нового в этом нет.

В конкурсах критериями оценки являются не только ценовые показатели. В соответствующих пропорциях есть цена, опыт, квалификация участника, поэтому в них нам действительно удается участвовать, хотя иногда с трудом, конкуренция достаточно жесткая. Но здесь, по крайней мере, мы не становимся заложниками оголтелого демпинга, что позволяет нам обеспечить конкурентное и качественное выполнение всех услуг, на которые мы подписываемся. Так ситуация складывается с коммерческими и с государственными тендерами.

В связи с изменениями условий, которые в этом году вступили, проблема с тендерами усугубилась. Я имею в виду введение второго этапа процедуры переторжки. Если в целом характеризовать ситуацию на рынке, то мы и в прошлые годы часто сталкивались на аукционах с тем, что условно для себя называем «черным демпингом», когда, используя несовершенство документации со стороны заказчика, некоторые компании демпингуют по-черному. Список этих «лидеров» рынка всем известен, в том числе и заказчикам. Они уже вздрагивают, когда видят название до боли знакомых исследовательских компаний. Ситуация и в прошлом году была достаточно сложная, а в этом году многие из этих проблем только обострились.

А ситуация усугубилась только за счет последних законодательных изменений?

Отчасти, да. Совершенно понятно, чем вызваны эти законодательные изменения, чтобы повысить конкуренцию на этом рынке, в том числе и ценовую. Чтобы максимально эффективно осваивать бюджетные средства. Это все правильно, посыл верный. Но при закупке товаров и услуг, в том числе услуг, связанных с исследовательской деятельностью, эти условия не одинаково работают. Потому что, если Вы купили машину Мерседес, то ее как ни крути – это будет машина Мерседес со всеми гарантиями качества и т.д. Тут действительно, чем дешевле купил, тем лучше. Другой логики и быть не может. А когда начинаешь закупать услуги, важны критерии опыта и профессионализма тех людей, которые их осуществляют. Они, конечно, играют несоизмеримо большую роль, нежели при покупке товаров. Те условия и та система, в которой мы сейчас существуем, и заказчиков ставят в очень сложные условия. Заказчики умом понимают - наши исследования и исследования недобросовестных компаний, несмотря на то, что они формально в ТЗ выглядят одинаково - это две большие разницы. Это создает большие сложности и для заказчиков, и для нас, как для компании, которая оказывает соответствующие услуги. Мы не можем обеспечить за эти деньги соответствующее качество.

Но ведь говорят, что денег на исследования по государственным тендерам выделяется в последнее время все больше?

Да, это так. Десять лет назад достаточно большое количество заказчиков вообще не понимало, зачем нужны исследования, сейчас ценность и необходимость этих инструментов и продуктов все понимают. И законодательная база, которая регламентирует реализацию такого рода исследований на уровне федеральных законов, серьезным образом изменилась. Конечно, объем увеличился, но саму по себе проблему кардинально это не решает. Я бы даже сказал, что объем проблем стал больше.

Насколько, по Вашему мнению, эффективна система тендеров для отрасли в целом?

В том виде в котором она сейчас существует, я считаю, что она недостаточно эффективна. Как оценивать эффективность? Эффективность мы должны с точки зрения тех результатов, которые мы хотим получить. Заказчик хочет получить качественный продукт в виде аналитики, рекомендаций, выводов, используемых методов и т.д. Безусловно важно для заказчика, сколько он на это потратит. Система сейчас сбалансирована таким образом, что эффективно можно решать только одну задачу – минимизировать свои расходы. А вторым критерием нельзя сказать, что управлять невозможно, но сделать это крайне сложно. И в значительном количестве случаев, к сожалению, заказчик вторую свою задачу – получить необходимый объем аналитики, инструментария, выводов и рекомендаций, фактически не может.

А разница между коммерческими и государственными тендерами есть?

Она безусловно присутствует. Для тендеров существуют 44-ФЗ и 223-ФЗ. Многие государственные компании торгуются по 223-ФЗ, он лучше. По 223-ФЗ система более сбалансирована, созданы все условия для того, чтобы заказчик принял для себя решение, что ему важно в части получения соответствующей услуги. Там тоже есть ценовые критерии, но несколько иной баланс. Он дает заказчику больше возможностей для закупки определенного уровня услуг. Есть еще группа коммерческих конкурсов, которые регулируются внутренними положениями компаний. Они по 44 и 223 ФЗ не обязаны работать, у них есть внутреннее положение о проведении конкурсных процедур, которое имеет свои определенные регламенты, по-разному они настроены. Но они не так часто встречаются. Несколько раз мы сталкивались с ситуациями, когда у компаний есть свои условия и критерии оценки, причем они их даже не всегда раскрывают.

Часто при слове «тендер» возникает ощущение чего-то сложного и даже коррупционного. Так ли это?

Если речь идет о тендерах, я бы скорее говорил не о сложности, потому что любой сложный вопрос – это вопрос квалификации человека, который этими вопросами занимается. У нас работают специалисты высокого класса, я не уверен, что они оперировали бы категориями сложности, с точки зрения подготовки заявок и т.п. Система прозрачна, официально висит, все видят конкурсы, которые проходят, видят документацию, все четко прописано и регламентировано, всегда можно задать уточняющие вопросы. Я бы больше говорил о неэффективности закупки данного рода услуг. Если говорить про спонтанные ассоциации, то у меня при слове тендер скорее возникает ассоциация с «черными социологами». Есть у меня маркировка определенной группы лиц, которые никак не ориентированы на результат, их интересуют только коммерческие условия сделки, они могут падать в цене до бесконечности. Все прекрасно понимают, что нельзя за эти деньги работы сделать никак. В пять раз от начальной цены могут упасть легко, и с этим ничего нельзя поделать. «Черный демпинг» в последний годы очень сильно обострился, отрасли не дает жить абсолютно. И последние законодательные изменения ситуацию с демпингом в нашей отрасли усугубили. Мы в непростом ключе реализуем данную работу по конкурсам, у нас есть примеры проигранных конкурсов.

А как на подобные случаи реагируют контролирующие органы?

ФАС сморит исключительно на формальные критерии соответствия. Драма заключается в том, что теоретически можно усложнять: добавлять критерии оценки квалификации, опыта и т.д. Но тогда возникает другая проблема – ограничение конкуренции. ФАС находится в этой вилке. Сам заказчик не против прописать более сложные условия закупки, но тогда возникает вопрос, в какой момент начнется искусственное ограничение конкуренции. Нельзя прописать конкурсную документацию под какую-то одну компанию на рынке, должны быть созданы условия, когда в этой конкурсной процедуре может принять участие самый широкий круг участников. И тут эта медаль поворачивается обратной стороной.

А знаете ли Вы случаи, когда наказывали недобросовестных исполнителей?

Я знаю такие случаи со слов коллег со стороны заказчиков, у них была такая судебная практика, но до судебного решения я их не отслеживал. Случаи такие известны, но они крайне редки. Они скорее исключения, чем сложившаяся практика. Доказать в суде заказчику не полное соответствие достаточно сложно. Очень непростая задача, когда исполнитель формально по договору все условия выполнил. Можно прибегать к экспертизам с рынка, экспертов в суды таскать, привлекать их заключения, но это все очень страшная тягомотина, и суд не всегда однозначное решение принимает.

Можете ли подробнее рассказать о последних кейсах, которые Вы выигрывали по тендерам?

Последний крупный конкурс Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры и спорта мы выиграли на разработку методологии оценки систематической физической активности, осуществление и мониторинг реализации комплекса мероприятий, которые в этом направлении планируются проводить. Это очень интересная тема, потому что такой методологии пока нет. Хотя определённые подходы, чтобы ее сделать, были. Выиграть этот конкурс удалось тоже с большим трудом, буквально по ниточке прошли, а задача ставилась Президентом.

Что важно знать компаниям для начала работы с тендерами?

Для начала работы с тендерами нужен хороший специалист, который в этой сфере ориентируется. Сегодня на рынке такого рода услуги на аутсорсе очень широко представлены: это сопровождение по поиску тендеров, по подготовке полного комплекта документации. Есть компании, которые абонентскую плату берут, есть те, кто получают за результаты - определенный процент от суммы тендера. Для небольшой региональной компании, понятно, что держать штат специалистов, достаточно накладно.

Если бы Вы могли что-то изменить в этой сфере, будь это в Ваших силах, то что изменили бы?

Я бы в 44-ФЗ то, что касается исследовательской, аналитической, консалтинговой работы перевел под стандарты научно-исследовательских работ, потому что они совсем по-другому оцениваются. Там цена имеет гораздо меньшее значение, и заказчик уже может выбирать какое-то качество, там хотя бы эта возможность появляется в принципе. Этого было бы вполне достаточно. У нас сейчас баланс 60% - цена, 40% - качество. Когда баланс становится обратным, тогда заказчик уже может выбирать. Сейчас паритет однозначно в сторону цены, к сожалению, вплоть до абсурда.

© 2019 Ассоциация исследовательских компаний «Группа 7/89». Все права защищены.

Поиск