Новости Ассоциации

Заметки о Digital Research

8-9 ноября 2018 года состоялась конференция Digital Research. Мария Макушева, руководитель направления социологических исследований ЦСП «Платформа» и Владимир Звоновский, директор "Фонда социальных исследований" делятся впечатлениями о мероприятии. 

Мария Макушева (руководитель направления социологических исследований Центра социального проектирования «Платформа»): Мы выступали вместе с Евгенией Искаковой. Конференция для меня – индикатор тенденций на рынке и исследовательской моды. За этим любопытно следить.

Интересной показалась рефлексия на тему digital в выступлениях и кулуарах. Понятно, что однажды наступит время, когда вопрос «Пользуетесь ли Вы интернетом и если да, то как часто?» будет звучать так же странно, как вопрос «Пользуетесь ли Вы электричеством и если да, то как часто?». Пока это время не наступило, но уже есть ощущение, что понятие какое-то слишком широкое и ничего не значит. Возможно, следующий этап – это заужение. Идеально – площадки, на которых обсуждают не все вообще про digital, а отдельные аспекты. Цифровое поведение людей в интернете и его изучение, применение цифровых методов для изучения традиционных вопросов, автоматизация исследовательских процессов и так далее.

Еще очень хотелось бы увидеть совместные методические эксперименты компаний. Не всем под силу делать это в одиночестве. Коллаборации, созданные для решения наших методических вопросов, имеют большой потенциал, как мне кажется.

Мы не так часто систематически говорим о неудачах. Сложно переоценить важность разбора ошибок с точки зрения понимания методов и их совершенствования. В этой связи мне запомнились два спикера: Юрий Вольфсон, разбиравший «не очень удачные примеры автоматизированного текстового анализа», и Татьяна Дунаева, говорившая о проблемах customer journey.

Очень здорово, что на мероприятии есть выступления заказчиков. Хочется больше таких историй, раскрывающих особенности восприятия и использования результатов на клиентской стороне.

Большая проблема отрасли – закрытость кейсов. Компании пробуют новое, делают какие-то важные методические выводы. Однако обмена ошибками и успехами меньше, чем хотелось бы. Эта проблема не решается до конца, ведь мы делаем исследования для заказчиков. Но важно, что такие мероприятия подталкивает исследователей выносить на публику кейсы, даже не смотря на NDA, как-то из анонимизировать и осмыслять то, что мы делаем. С огромным удовольствием слушала Тимура Османова про совмещение опросных данных с поведенческими.

Не хватило развития темы искренности, прозвучавшей в выступлении Александра Уитли. Цифровая среда создает другие протоколы взаимодействий. Важно осмыслять, как ситуация исследования воспринимается участниками и какие методические последствия это имеет.

Владимир Звоновский (руководитель "Фонда социальных исследований", Самара): Некоторые доклады мне очень понравились. Особенно это касается докладов Тимура Османова и Марии Макушевой о сравнении и обогащении данных традиционных опросов (телефонных или по месту жительства) данными онлайн опросов. Это и раньше делалось, но техническая вооруженность онлайн и телефонных опросов постоянно увеличивается, мы обладаем все большим объемом параданных и можем говорить не о каком-то единичном сравнении. Есть такие сравнения позавчерашние, вчерашние и сегодняшние, мы можем видеть динамику или устойчивость данных. Я думаю, что такие исследования важны и они должны продолжаться.

В том, что касается исследований онлайн опросов, открывается масса возможностей, и они не все используются. А там, где они используются и получается положительный результат, коллеги стараются побыстрее рассказать всем остальным. Это мы и наблюдали на Digital Research. Тимур Османов в докладе упоминал довольно интересные кейсы, потому что он среди удачных рассказывал и про неудачные. Юрий Вольфсон рассказывал о том, какие могут встречаться проблемы. Лучше было бы конечно, если бы он называл их поименно. Например, он написал две фразы, которые для любого текстового анализатора совершенно одинаковы, потому что там одни и те же слова. Один вариант «не надо меня уговаривать» и второй вариант «меня не надо уговаривать». С точки зрения русского языка это дна и та же фраза, с точки зрения повседневного общения они имеют прямо противоположное значение. Возможно, это пример живой, а возможно он просто артефактный, специально придуманный, чтобы пояснить свою точку зрения.

Любопытный был доклад у Василия Черного. В нем был затронут очень интересный вопрос для теоретической социологии. Социология изучает прежде всего поведение людей, но в социологии есть такое направление, как социология науки и техники. Которая говорит о том, что не только человек вооружается той или иной техникой, но и техника возникает и развивается благодаря тому, что человек создает технику нужную и удобную для себя в данный момент. Два хрестоматийных примера: древние греки имели возможность технически создать паровоз, у них были материалы и представление о том, как это нужно делать, но он им был не нужен, потому что территория Греции была небольшой. Древние римляне нуждались в такой технике, так как у них была империя, раскинувшаяся на огромные пространства, и они строили дороги для оперативного передвижения войск. Но они не имели уже никаких интеллектуальных сил создать паровую машину. Т.е. очень многие открытия технические совершаются в тот момент, когда они наиболее социально востребованы. Хотя теоретически они могли быть созданы в другое время. Сегодня оказывается так, что мы с помощью технических средств можем оперативно обрабатывать сообщения в интернете и социальных сетях. Василий Черный за считанные секунды обрабатывает 50 тысяч сообщений о Сбербанке, которые появляются ежедневно. Следующий шаг – это обратное воздействие на тот же самый интернет и социальные сети, такой же автоматический. Т.е. автоматические ответы на появление каких-то сообщений, иначе говоря, робот будет не только измерять, что про Сбербанк пишут, но и сам писать про Сбербанк. Это получается наблюдатель за самим собой, исследователь и социальный инженер в одном лице. Вопрос в том, что он будет измерять, если он сам это создает. Но предположим даже если он соперничает с другими роботами, которые, например, пытаются что–то плохое написать про Сбербанк, то получается, что робот наблюдает за поведением других роботов и измеряет их поведение. Это уже не вполне социология, это не реакция людей, а реакция робота. С другой стороны, у нас очень многие вещи есть, в которых мы имеем комбинацию человека и его технических возможностей. И мы считаем, что это человеческое воздействие. В общем проблема, которая носит скорее теоретический характер, но она появляется из-за того, что системы обработки информации в интернете очень высокочастотные. И как здесь будет участвовать человек пока не очень понятно.

© 2019 Ассоциация исследовательских компаний «Группа 7/89». Все права защищены.

Поиск