Архив

ЮЖНО-САХАЛИНСК: НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ ДАННЫЕ ОПРОСА СРЕДИ КОРЕЙЦЕВ САХАЛИНА

В 1993 году южнокорейские представители попытались провести социологический опрос среди сахалинских корейцев, но это вызвало возражения и со стороны местных властей и российского МИДа. И все-таки опрос был проведен весной 1997-го совместно со статистическим управлением Сахалинской области и южнокорейскими представителями. Результаты исследования не были обнародованы

СЛОЖНА И ТРАГИЧНА СУДЬБА сахалинских корейцев - бывших подданных Японской империи. В годы Второй мировой войны они были завезены японскими вербовщиками на юг острова и работали в тяжелейших условиях в шахтах, на рудниках, лесоповалах, терпя унижения и притеснения, получая мизерную зарплату. Мириться с такой жизнью их заставляла безработица и беспросветная жизнь в родной Корее, превращенной Страной восходящего солнца в свою колонию.

В августе 1945-го после освобождения Южного Сахалина от милитаристов Советской Армией на острове осталось 23 тысячи корейцев, которых японские власти уже не считали своими подданными. Вернуться в Корею тоже не было возможности: разоренная страна находилась на перепутье социально-политического развития. Да и нищие родственники не очень-то ждали возвращения "сахалинцев" домой. Советские же власти не притесняли корейцев, предоставляя по их желанию гражданство, давая работу и возможность учиться.

После образования в 1948 году КНДР северокорейские консулы стали частыми гостями сахалинской корейской общины, агитируя ее членов за новое гражданство КНДР с последующим переездом на Север. Так, в 1958-1959-ом 6346 человек приняли гражданство КНДР и 5096 из них переехали на Север. Советское гражданство получили 6414 человек. Однако с каждым годом "переход" становился все труднее: власти КНДР настаивали на выдаче всем сахалинским корейцам северокорейских паспортов.

Подавляющее большинство поначалу решило остаться лицами без гражданства, втайне лелея надежду при благоприятном стечении внешнеполитических обстоятельств перебраться в Японию или Южную Корею, с которой у СССР не было дипломатических отношений. Тем временем в 50-80-е годы подросло новое поколение сахалинских корейцев, для которого положение "лиц без гражданства" означало поражение во всех гражданских правах. Поэтому молодежь прилагала немало усилий, чтобы получить советское гражданство. Многим это удавалось. Согласно последней переписи, населения СССР на 1 января 1988 года на территории Сахалинской области проживало 35 тысяч этнических корейцев, из которых около 32 тысяч - граждане СССР, 456 - граждане КНДР и 2621 человек - лица без гражданства.

С конца 80-х годов власти КНДР (с согласия МИД СССР) начали кампанию за возрождение национальной культуры: сахалинские корейцы приглашались в Пхеньян изучать родной язык, в сахалинские школы присылались учебники и литература, посвященная национальным традициям.

С 1988 года стали обыкновением праздники дружбы, которые приурочивались ко дню освобождения сахалинских корейцев от империалистической Японии.

В 1989-ом по инициативе местных жителей была основана областная Ассоциация сахалинских корейцев. Ее целью стало возрождение национальной культуры и традиций. По инициативе Ассоциации 17 ноября 1992 года в Южно-Сахалинске открылся памятник жертвам японского империализма. В сентябре 1990-го был образован Сахалинский комитет по мирному содействию объединению Кореи ("Помминрен"). Комитет занимается разъяснением политики КНДР и помогает родственникам поддерживать связь друг с другом.

После 1990 года, когда СССР установил официальные отношения с Республикой Корея, южнокорейские власти тоже попытались завоевать расположение сахалинских корейцев. В этом же году при финансовой поддержке южан была создана Ассоциация корейских старейшин Сахалина ("Ноинхве"), первым председателем которой стала Ли Октя (Октябрина Ли). Теперешний председатель - Николай Пак (Пак Хе Рен). Основная задача "Ноинхве" - установление контактов между родственниками на Сахалине и в Республике Корея, содействие переселению в Республику Корея сахалинских пожилых людей.

В феврале 1990-го из Южно-Сахалинска в Сеул отправилась первая группа сахалинских корейцев - 120 человек. В последующие годы южнокорейские власти постоянно организовывали чартерные рейсы своих авиакомпаний, чтобы как можно больше сахалинцев смогло посетить историческую родину и увидеться с родственниками. Сегодня уже более 12 тысяч сахалинских корейцев побывали в Республике.

В 1992 году на Сахалин приезжала группа японских и южнокорейских парламентариев, чтобы изучить возможности для расширения помощи разъединенным семьям. Им был передан список на 13484 человек - 38,5 процентов численности сахалинской общины, пожелавших выехать в РК на постоянное место жительства.

В декабре 1993-го в Южно-Сахалинске при содействии правительства РК и южносахалинской администрации был создан Центр просвещения Республики Корея. Здесь занимаются подготовкой учителей корейского языка, знакомят жителей области с историей и культурой РК, проводят постоянно действующие семинары для "носителей языка" и т.п.

Помимо отправки учебной и религиозной литературы, южнокорейцы стали оказывать финансовую поддержку бывшей советской государственной корееязычной газете "Сэ Коре синмун" ("Новая корейская газета"). "Сэ Коре синмун" сразу же начала перепечатывать материалы из южнокорейской прессы, оставляя без внимания "северные" события, что порождало неудовольствие тех, кто симпатизирует КНДР.

В 1993 году южнокорейские представители попытались провести социологический опрос среди сахалинских корейцев, но это вызвало возражения и со стороны местных властей и российского МИДа. И все-таки опрос был проведен весной 1997-го совместно со статистическим управлением Сахалинской области и южнокорейскими представителями. Результаты исследования не были обнародованы. Судя по всему, южнокорейскую сторону интересовал, главным образом, один вопрос - сколько сахалинских корейцев хочет переехать в РК на постоянное место жительства - и на каких условиях. Согласно неофициальным данным, такое желание выразили менее пяти тысяч сахалинских корейцев - почти в три раза меньше по сравнению с 1992-м годом. Желающими эмигрировать оказались в основном пожилые люди, родившиеся в Корее, которым власти пообещали предоставить жилье, медицинскую страховку и небольшую пенсию.

На первом этапе южнокорейские власти разрешили пятистам пожилым корейцам, рожденным на Юге, переехать на родину. Это стало возможным после заключения в 1992 году трехстороннего российско-южнокорейско-японского межгосударственного соглашения о воссоединении разделенных семей. Япония обязалась возместить материальный ущерб насильственно переселенным в 30-е годы на юг Сахалина корейцам, а южнокорейские власти - дать землю для строительства жилья. Причем право на возмещение ущерба получили только те пожилые сахалинцы, которым южнокорейские власти разрешили переселиться на родину. Старикам предоставили небольшую компенсацию по прибытии, а главное - южнокорейское гражданство. В категорию "льготников" попали только те пенсионеры, которые родились в Корее до 1936 года.

За выехавшими на историческую родину в течение 5 лет сохраняется гражданство России - в любой момент они могут вернуться к своим близким.

Оставшиеся же на Сахалине их дети и внуки не получили никакой компенсации, что, разумеется, вызвало недоумение и возмущение.

Сахалинские корейцы не оставили попыток добиться разрешения на переселение в РК не только стариков, родившихся в Корее, но и всех членов их семей, а также возмещения морального и материального ущерба.

"Русские" корейцы к тому же требуют, чтобы японское правительство вернуло им сбережения и средства добровольного страхования вместе с процентами по ним в размере 180 млн. иен, которые были накоплены их отцами и дедами в 1930-1940-е годы. Со времен японской оккупации Южного Сахалина и до сих пор они находятся в японском банке г. Отару. Они также настаивают, чтобы Япония субсидировала строительство благоустроенного жилья для тех, кто пожелал остаться на Сахалине со своими родными.

Генеральный консул Японии на Сахалине Есихида Курода, объясняя политику своего правительства, заявил сахалинцам, что его страна не признает "ответственности за возвращение на историческую родину всех выходцев с Корейского полуострова, потерявших японское подданство". Он также заметил, что "японское правительство не обязано выплачивать компенсацию и возмещать убытки всем сахалинским корейцам. Единственное, о чем может идти речь, - строительство корейского культурного центра в Южно-Сахалинске, на которое японское правительство еще три года назад выделило 5 млн. долларов". Японская сторона стремится предотвратить передачу будущего центра в частные руки.

По закону право на получение сбережений, хранящихся в японском банке, имеют лишь сам накопитель или же его поручители (при наличии соответствующих документов и письменных просьб о выплате). Естественно, тех, кто делал эти взносы, давно нет в живых, и они не оставили своим наследникам никаких поручений. Поэтому, подчеркнул японский консул, "разрешить проблему очень трудно". Возможно лишь создание специального фонда на основе этих военных почтовых сбережений и процентов по ним.

Сахалинские корейцы так и не смогли понять, почему правительство Страны восходящего солнца считает возможным до сих пор единолично распоряжаться деньгами, которые в свое время корейские рабочие в принудительном порядке перечисляли в японский банк.

Чтобы сгладить впечатление от своих заявлений, консул декларативно пообещал, что его правительство намерено и в дальнейшем оказывать материальную помощь "русским" корейцам после возвращения их на историческую родину. Как видно, японские власти придерживаются негласного правила: не иметь никаких денежных дел с российской стороной. Может, дело не в финансовом законодательстве, а в недоверии к российским чиновникам? Только почему страдают интересы сахалинских корейцев - полноправных российских граждан?

В пригороде Сеула - Ансане на японские средства для переселенцев построено более десяти многоэтажных домов, образовавших целый квартал. Здесь живут около 600 человек. Каждая семейная пара получила отдельную квартиру площадью около 50 кв. метров, медицинскую страховку и ежемесячную пенсию в 700 долларов.

Эти квартиры со всей обстановкой предоставлены переселенцам в пожизненное пользование и не могут стать частной собственностью, они будут возвращены государству после выезда или смерти нынешних жильцов. И по наследству их передать нельзя. Сахалинские родственники часто приезжают к своим пожилым родителям, которым южнокорейское правительство также предоставило возможность раз в год бесплатно съездить в Россию.

Сахалинские корейцы поселились и в городе Коренгун (провинция Кенсан), где гражданка Республики Корея госпожа О Ги Мон построила на свои средства дом для престарелых на 85 мест. 30 пожилых сахалинцев поселились в районе Кимпхо - в пригороде Сеула.

Но переселенцы и в Сеуле продолжают жить событиями былой родины: все разговоры о детях, внуках, оставшихся на острове. Радуются любой возможности повидаться с теми, кто приехал с уже ставшего родным Сахалина. Благо, что дети и внуки сейчас свободно могут посещать своих дедушек и бабушек в РК. Были бы деньги.

Деньги - и немалые - можно получить, устроившись на временную работу переводчиком на интернациональном рынке Тондэмун в Сеуле или на стройках, на заводских конвейерах. Обычно заработанные кровные ввозятся на Сахалин, где инвестируются в частный бизнес - и сахалинские корейцы уже выступают в роли работодателей. Вот таким окольным путем идет размещение южнокорейского капитала на Сахалине.

Переселенцы скучают не только по своим родным, но и по привычной еде, особенно по борщам и твердым сырам, а также по умеренному сахалинскому климату и природе. В Корее они обнаружили, что фрукты и овощи с крестьянских рынков несертифицированы, а значит, перенасыщены нитратами. Можно сильно отравиться. Поэтому рядом с "высотками" они стараются разбить небольшие огородики, где выращивают огурцы, помидоры и обязательно свеклу, такую редкую на южнокорейских рынках и необходимую для приготовления русского борща.

Ким Ен Гун рассказал, что уже год прожил в Корее. Ему 70 лет, он из Холмска. Но так и не стала привычной сухая, знойная летняя погода и обычай местных мужчин ходить в жару в пиджаках. "Стар я уже, чтобы заново учить другой язык. Всю жизнь говорил и писал только по-русски. Да и первая жена была русской", - говорит он.

Любовь Николаевна Цой и Екатерина Ивановна Ким - из Южно-Сахалинска. Там остались дети и внуки. В Корее же отыскались родственники мужей. Обе с нетерпением ожидают возможности съездить на Сахалин в отпуск, повидать близких. Южнокорейское правительство раз в год оплачивает поездку сахалинцев на остров. Конечно, рады, что теперь живут в благоустроенных квартирах, за которые не надо платить. Довольны и бесплатным лечением. Часто южнокорейские предприниматели оказывают им помощь продовольствием, устраивают концерты; власти оплачивают уроки корейского языка. Не оставляют их без внимания и протестантские пасторы. Хотя пенсия невелика, но жить можно. Некоторые даже прирабатывают, чтобы помочь своим родственникам в России.

В целом южнокорейцы сочувственно относятся к репатриантам с Сахалина, но немножко завидуют: те приехали на все готовое, да еще получают пенсию, которая, по сути, равна социальному пособию. Ведь многие южнокорейцы, проработав всю жизнь, так и не "дотягивают" до квартиры и не имеют пенсии. Но мало кто знает, что переселение сахалинцев осуществляется на средства японского правительства, которое таким образом искупает вину перед их родителями в годы Второй мировой войны.

Сахалинские корейцы теперь мечтают о том, чтобы их дети и внуки тоже перебрались на постоянное жительство в РК. Недавно побывавший на Сахалине председатель Инвестиционного фонда РК Чан Сон Чун встретился с представителями корейской общественной организации "Репатриация" и предложил оригинальные варианты решения этого вопроса. Он считает, что создание в РК предприятий по переработке сахалинских дикоросов и привлечение в качестве рабочей силы островных корейцев в дальнейшем поможет им обосноваться на полуострове. Он собирается поднять этот вопрос на заседании южнокорейского парламента, чтобы более близко рассмотреть возможности семейной репатриации.

После трехстороннего соглашения 1992 года между Россией, Японией и Республикой Корея планы сахалинских корейцев, особенно молодежи, стали меняться. Не отказавшись от желания побывать на родине предков, они уже не строят иллюзий относительно переселения туда навсегда. Возможно, именно этого результата и добивались южнокорейские власти, и без того озабоченные перенаселением страны и растущей безработицей. По всей видимости, политика КНДР и РК в отношении сахалинских корейцев направлена на то, чтобы те оставались гражданами России и продолжали жить на Сахалине, но не забывали, что являются этническими корейцами и что родина помнит о них.

К сожалению, власти КНДР и РК не задумываются об интересах сахалинской корейской общины, которая из-за их эгоистических действий оказалась расколотой. При более благоприятных обстоятельствах ее влияние могло бы стать более многоплановым: сыграть роль посредника в сближении Севера и Юга, способствовать сглаживанию конфронтации между частями разъединенной страны, оживить неформальные связи разделенных семей. Пока же в КНДР могут бывать только те сахалинские корейцы, кто поддерживает общество "Помминрен" и чьи родственники имеют гражданство КНДР.

Лариса ЗАБРОВСКАЯ, политолог САХАЛИНСКИЕ КОРЕЙЦЫ: НОВЫЙ ПОВОРОТ СУДЬБЫ. // Океанские вести (Владивосток).- 28.01.2002
© Ассоциация исследовательских компаний «Группа 7/89». Все права защищены.

Поиск